19 Август 2018 года
Главная arrow Семейное право arrow УСТАНОВЛЕНИЕ ОТЦОВСТВА
Главное меню
Статьи
Трудовое право
Семейное право
Опека и попечительство
Наследование
Торговля,защита прав потребителей
Налоги, Арбитраж
Страхование
Разное
Автовладельцам
Автотехническая экспертиза
Водители и ГИБДД
Безопасность дорожного движения
Дорожно-транспортные происшествия
Страхование ОСАГО, КАСКО
Документы
Образцы исков
Образцы договоров
Лицензирование / Регистрация
Жилищное законодательство
Товарищества собственников жилья (ТСЖ)
Права потребителей, правила торговли
Надбавки, особенности труда и оплаты
Охрана труда
Социальное обеспечение
Кадровые документы
Кодексы РФ
ИНКОТЕРМС. Правила толкования торговых терминов
Разное
Судебная практика
Верховный суд РФ
Судебная практика судов общей юрисдикции
Конституционный суд РФ
Арбитражный суд РФ
Судебная практика арбитражных судов
Студентам

УСТАНОВЛЕНИЕ ОТЦОВСТВА

Список статей
УСТАНОВЛЕНИЕ ОТЦОВСТВА
Установление отцовства в судебном порядке
Оспаривание отцовства (материнства)
Запись родителей ребенка в книге записи рождений

Установле­ние отцовства влечет необходимость несения отцом определен­ных законом обязанностей, возникающих в связи с рождением ребенка. Поэтому далеко не все лица при рождении ребенка у несостоящей с ними в браке женщины добровольно признают свое фактическое отцовство, уклоняясь от его "оформления" путем подачи соответствующего заявления в орган загса. Это нередко приводит к установлению происхождения ребенка от конкретного мужчины (отцовства) в судебном порядке по тре­бованию заинтересованных лиц.

К необходимым условиям установления отцовства лица в судебном порядке закон (ст. 49 СК) относит следующие обсто­ятельства:

1)     отсутствие зарегистрированного брака между родителями ребенка;

2)     отсутствие совместного заявления родителей или отца ребенка в орган загса об установлении отцовства;

3)     отсутствие согласия органа опеки и попечи­тельства на установление отцовства по заявлению отца ре­бенка в случае смерти матери, признания ее недееспособной, невозможности установления места нахождения матери или в случае лишения ее родительских прав.

Инициатором установления отцовства в судебном порядке чаще всего выступает мать ребенка. Однако ст. 49 СК предус­мотрена возможность подачи заявления в суд об установлении отцовства и иными лицами. В частности, суд обязан принимать исковые заявления об установлении отцовства не только от матери, но и от отца ребенка. На практике такое может быть в случаях, если мать ребенка: а) отказалась подать совместное с отцом ребенка заявление в орган загса об установлении отцов­ства (ч. 1 п. 3 ст. 48 СК), б) если мать умерла, признана недеес­пособной, невозможно установить место ее нахождения либо она лишена родительских прав, а орган опеки и попечитель­ства не дал согласие на установление отцовства в органе загса только на основании заявления отца ребенка.

К числу лиц, имеющих право обратиться в суд с исковым заявлением об установлении отцовства, относится также опе­кун (попечитель) ребенка. Исковое заявление может быть по­дано и лицами, на иждивении которых находится ребенок, при этом они не являются его опекунами (попечителями). На прак­тике ими чаще всего являются близкие родственники ребенка (дедушка, бабушка, тетя, дядя и т д.), хотя не исключено нахождение ребенка на иждивении и у совершенно посторон­них для него лиц. Обратиться в суд с требованием об установ­лении отцовства вправе и сам ребенок по достижении им совершеннолетия.

Учитывая, что законом не установлен срок исковой давности по делам данной категории, отцовство может быть установлено судом в любое время после рождения ребенка. Одна­ко необходимо иметь в виду, что в силу п. 4 ст. 48 СК установ­ление отцовства в отношении лица, достигшего возраста во­семнадцати лет, допускается только с его согласия, а если оно признано недееспособным — с согласия его опекуна или орга­на опеки и попечительства.

Дела об установлении отцовства рассматриваются судами в порядке искового производства. Естественно, что чаще все­го иск предъявляется к предполагаемому отцу, за исключени­ем весьма редко встречающихся в судебной практике случаев, когда иск подан им самим вследствие отказа матери подать в орган загса совместное заявление об установлении отцовства. Одновременно с иском об установлении отцовства может быть предъявлено требование о взыскании алиментов на несовер­шеннолетнего ребенка. С иском об установлении отцовства и взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка истец вправе по своему выбору обратиться в суд по месту житель­ства ответчика или в суд по своему месту жительства (ст. 118 ГПК). В случаях, если место пребывания лица, к которому предъявлен иск об установлении отцовства и взыскании али­ментов, неизвестно, то судом в соответствии со ст. 112 ГПК может быть объявлен его розыск.

Судебные споры об установлении отцовства относятся к категории достаточно сложных дел. Как правило, они продол­жительны по срокам рассмотрения и морально тяжелы для всех участвующих в них лиц.

Запись об отце ребенка, произведенная органом загса, является доказательством происхождения ребенка от указан­ного в ней лица. Поэтому при рассмотрении иска об установле­нии отцовства в отношении ребенка, отцом которого уже зна­чится конкретное лицо (п. 1 и 2 ст. 51 СК), оно должно быть обязательно привлечено судом к участию в деле, так как в случае удовлетворения заявленных требований прежние све­дения об отце должны быть исключены (аннулированы) из ак­товой записи о рождении ребенка.

Если при рассмотрении дела об установлении отцовства ответчик выразил согласие подать заявление об установлении отцовства в орган загса, то суд должен выяснить, не означает ли это признание ответчиком своего отцовства, и обсудить вопрос о возможности принятия признания ответчиком иска и вынесения решения об удовлетворении заявленных требований (ч. 2 ст. 34, ч 5 ст. 165 ГПК), а утверждать мировые соглаше­ния по данной категории дел суды не могут.

Вопрос об основаниях установления отцовства в судеб­ном порядке заслуживает особого внимания. Действующее законодательство предусматривает, что в каждом конкрет­ном случае решение по исковому заявлению об установлении отцовства принимается судом с учетом любых доказа­тельств, с достоверностью подтверждающих происхождение ребенка от конкретного лица (ст. 49 СК). Таким образом, суд должен установить один-единственный факт — действитель­ное происхождение ребенка.

В связи с существенным отличием предусмотренных дей­ствующим законодательством оснований для установления от­цовства от тех, что предусматривались в ст. 48 КоБС, и поло­жениями п. 1 ст. 168 и п. 1 ст 169 СК о применении норм Ко­декса к семейным отношениям, возникшим после введения его в действие, следует иметь в виду, что суд, решая вопрос о том, какой нормой следует руководствоваться при рассмотре­нии дела об установлении отцовства — ст. 49 СК или ст. 48 КоБС, должен исходить из даты рождения ребенка. Так, в отношении детей, родившихся после введения в действие СК (то есть 1 мар­та 1996 г. и позднее этой даты), суд должен принимать во вни­мание любые доказательства, с достоверностью подтверждаю­щие происхождение ребенка от конкретного лица. В отноше­нии же детей, родившихся до введения СК в действие (то есть до 1 марта 1996 г.), суд, решая вопрос об отцовстве, дол­жен руководствоваться ч. 2 ст. 48 КоБС, принимая во внимание совместное проживание и ведение общего хозяйства ма­терью ребенка и ответчиком до рождения ребенка или совмес­тное воспитание либо содержание ими ребенка или доказа­тельства, с достоверностью подтверждающие признание от­ветчиком отцовства. Поэтому ч. 2 ст. 48 КоБС будет приме­няться в судебной практике и впредь.

Вместе с тем рассмотренное правило о применении зако­нодательства по основаниям установления отцовства следует применять на практике гибко, поскольку в силу ч 2 ст. 306 ГПК формальные мотивы, связанные с необходимостью при­менения судом ст. 48 КоБС или ст. 49 СК (в зависимости от даты рождения ребенка), не всегда могут повлечь отмену су­дебного решения об установлении отцовства, если оно пра­вильно по существу, то есть получены достоверные доказа­тельства происхождения ребенка от конкретного лица. Харак­терным примером является следующее определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ.

Совместное проживание и ведение общего хозяйства от­ветчиком с матерью ребенка до его рождения как основание установления отцовства по ч. 2 ст. 48 КоБС в отношении детей, родившихся до введения в действие СК, может подтверждаться наличием обстоятельств, характерных для семейных отноше­ний: проживание матери и предполагаемого отца ребенка в одном жилом помещении, совместное питание, взаимная забо­та друг о друге, приобретение имущества для совместного пользования и т. п. Характерно, что при ведении общего хо­зяйства затраты средств и труда обоих или одного из совмест­но проживающих лиц направлены на удовлетворение общих семейно-бытовых потребностей (приготовление пищи, стирка, уборка, закупки продуктов питания и предметов первой необ­ходимости). Таким образом, речь идет о наличии устойчивых, фактических семейных отношений между матерью ребенка и ответчиком. Закон не требует, чтобы их совместное прожива­ние и ведение общего хозяйства продолжались до самого рож­дения ребенка, не установлена законом и длительность подоб­ных отношений. Прекращение таких отношений сторон до рож­дения ребенка само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении иска об установлении отцовства, за исключением случаев, когда они были прекращены до начала беременности матери. Отсюда следует, что главным здесь яв­ляется установление факта семейных отношений на протяже­нии какого-то времени между матерью ребенка и ответчиком от момента зачатия ребенка до рождения ребенка. Не исклю­чено также, что отцовство по данному основанию может быть установлено в случаях, когда мужчина и женщина не прожи­вали совместно по объективным причинам (отсутствие собствен­ного жилья, проживание в разных общежитиях), но факти­чески семья сложилась и они вели общее хозяйство в специ­фических условиях и формах Так, если будет доказано, что ответчик регулярно приходил к истице, ночевал у нее (или наоборот), они вместе питались, приобретали вещи для совме­стного пользования, ответчик высказывал намерение "узаконить" фактически сложившиеся семейные отношения.

Суд вправе сделать вывод о наличии оснований для уста­новления отцовства. Что же касается фактов взаимных посе­щений сторонами друг друга в целях проведения досуга (про­смотр видеофильмов, компьютерные игры и т. п.), совместного питания (но не за счет общих средств, а на долевых началах), или случаев интимной близости истицы и ответчика, то они не могут являться основанием установления отцовства, так как не свидетельствуют об их совместном проживании и ведении общего хозяйства в том смысле, который вкладывает в это понятие закон.

Совместное проживание и ведение общего хозяйства от­ветчиком с матерью ребенка до его рождения может быть под­тверждено как свидетельскими показаниями, так и другими доказательствами.

Другим основанием установления отцовства, которое пре­дусматривается ч. 2 ст. 48 КоБС, является участие предпола­гаемого отца в воспитании либо содержании ребенка. Закон не требует, чтобы одновременно имели место и воспитание ре­бенка, и содержание ребенка. Суду достаточно установить хотя бы одно из этих обстоятельств, хотя зачастую предполагаемый отец ребенка одновременно может участвовать в расходах по содержанию ребенка и проявлять заботу и внимание к ребен­ку, то есть воспитывать.

Совместное воспитание ребенка имеет место, когда ребе­нок проживает с матерью и ответчиком (то есть предполагае­мым отцом) или ответчик общается с ребенком, проявляет о нем родительскую заботу и внимание (совместный отдых, игры; ответчик приводит или забирает ребенка из детского сада, встречает его при возвращении из школы, организует ребенку летний отдых и другие подобные факты). Под совместным со­держанием ребенка матерью и ответчиком следует понимать нахождение ребенка на их иждивении или оказание ответчи­ком систематической помощи в содержании ребенка, незави­симо от размера этой помощи. Материальная помощь ответчи­ка должна быть постоянной, а не носить эпизодический или единичный характер. Возможно и ее оказание родственниками предполагаемого отца (бабушкой, дедушкой ребенка и т. д.), если сам отец не имеет такой возможности по каким-либо при­чинам (безработный, болезнь, нахождение за рубежом, призыв на военную службу и т. д.). Содержание ответчиком ребенка может быть подтверждено как письменными доказательствами (квитанции о переводе денег, справки и счета об оплате товаров и услуг и т. п.), так и иными доказательствами, включая свидетельские показания.

Третьим основанием установления отцовства по ч. 2 ст. 48 КоБС являются доказательства, с достоверностью подтверж­дающие признание ответчиком своего отцовства. Если совмес­тное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребен­ка и предполагаемым отцом, а также воспитание либо содер­жание ими ребенка объективно свидетельствуют о предпола­гаемом отцовстве лица, то в данном случае речь идет о субъек­тивном, личном отношении лица к своему отцовству. К доказа­тельствам признания отцовства могут относиться письма отве­тчика, его анкеты, заявления и другие фактические данные. Такое признание могло быть выражено им как в период бере­менности матери, так и после рождения ребенка. Признание предполагаемым отцом своего отцовства может подтверждать­ся также показаниями свидетелей (родственников, друзей, зна­комых), вещественными доказательствами (например, фото­графией с надписью "на память дочери или сыну"). Решая воп­рос о допустимости доказательств, суд будет учитывать — пря­мо или косвенно они свидетельствуют о признании лицом сво­его отцовства.

Сами по себе рассмотренные обстоятельства (совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком до рождения ребенка, или совместное воспитание либо содержание ими ребенка, или доказательства, с досто­верностью подтверждающие признание ответчиком отцовства) не всегда могут послужить основанием для безусловного и бес­спорного вывода об отцовстве лица. Судом должны быть при­няты во внимание и обязательно проверены те или иные до­воды ответчика, опровергающие сведения о его отцовстве (не­способность к оплодотворению по состоянию здоровья, отсут­ствие ответчика в месте совместного проживания с матерью ребенка на момент зачатия ребенка и т п.). Поэтому, если в процессе рассмотрения спора об установлении отцовства под­тверждается одно из оснований, предусмотренных ч. 2 ст. 48 КоБС, но ответчик не признает себя отцом ребенка, суд для выяснения вопросов, связанных с происхождением ребенка, может назначить судебно-медицинскую экспертизу (с целью оп­ределения времени зачатия ребенка; установления того, спо­собен ли ответчик иметь детей, если он ссылается на неспособность к деторождению; с целью исключения отцовства ответчика по признакам крови матери, ребенка и ответчика) данные экспертизы могут быть использованы судом с целью ис­ключения отцовства ответчика.

Рассмотренные основания установления отцовства в судеб­ном порядке применяются в отношении детей, родившихся до 1 марта 1996 г., но они могут быть приняты во внимание судом и в отношении детей, родившихся после 1 марта 1996 г. Одна­ко при этом они уже не будут иметь обязательного характера для суда по сравнению с иными доказательствами, то есть они не могут быть признаны доказательствами, с достоверностью подтверждающими отцовство.

При установлении отцовства в отношении детей, родив­шихся после 1 марта 1996 г., суд принимает во внимание лю­бые доказательства (фактические данные), достоверно под­тверждающие происхождение ребенка от конкретного лица. Эти доказательства должны быть установлены с использовани­ем средств доказывания, перечисленных в ст. 49 ГПК, — объяс­нения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письмен­ные доказательства, вещественные доказательства, заключе­ния экспертов. Например, к доказательствам отцовства конк­ретного лица могут быть отнесены различные документы (пись­ма ответчика, заявления по месту работы об оказании матери­альной помощи), устные заявления ответчика, соответствую­щее поведение ответчика во время беременности матери и после рождения ребенка (забота о матери, посещение ее в родиль­ном доме, встреча матери с новорожденным, поздравления с новорожденным, подбор имени ребенка и т. п.). Они могут пря­мо или косвенно свидетельствовать о том, что отцом ребенка является ответчик. В основу решения суда могут быть положе­ны и иные доказательства. Причем ни одно из них не может иметь приоритетного характера и должно рассматриваться лишь в совокупности с другими доказательствами, подтверждающи­ми или опровергающими представленные лицами, участвую­щими в деле, данные.

Не имеет существенного значения, к какому периоду вре­мени относятся добытые судом доказательства отцовства пред­полагаемого отца. Они могли быть зафиксированы как во вре­мя беременности матери (например, высказанное ответчиком желание иметь ребенка в результате факта интимной связи с женщиной, забота о матери будущего ребенка и др.), так и после рождения ребенка.

В необходимых случаях для разъяснения возникающих вопросов, связанных с происхождением ребенка, судом с учетом мнения сторон и обстоятельств дела (например, требую­щих специальных познаний в области медицины или биологии), может быть назначена экспертиза. Это возможно как при под­готовке дела об установлении отцовства к судебному разбира­тельству, так и в ходе рассмотрения дела.

В этой связи следует отметить значение судебно-биологической экспертизы крови ребенка, ответчика и матери. Если ранее такая экспертиза могла лишь исключить отцовство от­ветчика, но не подтвердить его, то сейчас экспертиза крови, проведенная методом "геномной или генетической дактилоско­пии", позволяет с очень высокой степенью вероятности устано­вить — является ли ответчик биологическим отцом ребенка. Вместе с тем заключение экспертизы по вопросу о происхож­дении ребенка, в том числе проведенной методом "генетичес­кой дактилоскопии", в силу ст. 78 ГПК является лишь одним из доказательств, которое должно быть оценено судом в сово­купности с другими имеющимися в деле доказательствами, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК никакие доказатель­ства не имеют для суда заранее установленной силы. Что же касается случаев неявки стороны на экспертизу по делам об установлении отцовства, когда без этой стороны экспертизу провести невозможно, либо непредставления экспертам необ­ходимых предметов исследования, то сами по себе они не яв­ляются безусловным основанием для признания судом уста­новленным или опровергнутым факта, для выяснения которо­го экспертиза была назначена. Вопрос об этом разрешается су­дом в каждом конкретном случае в зависимости от того, какая сторона, по каким причинам не явилась на экспертизу или не представила экспертам необходимые предметы исследования, а также какое значение для нее имеет заключение эксперти­зы, исходя из имеющихся в деле доказательств в их совокуп­ности (ч. 3 ст. 74 ГПК).

Следует учитывать, что суд вправе в порядке особого производства (ст. 245-251 ГПК) установить факт отцовства лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, в случае смерти этого лица. Такой факт может быть установлен в отношении детей, родившихся 1 марта 1996 г. и позднее, при наличии до­казательств, с достоверностью подтверждающих происхожде­ние ребенка от данного лица (ст. 49 СК), а в отношении детей, родившихся в период с 1 октября 1968 г. до 1 марта 1996 г., — при наличии доказательств, подтверждающих хотя бы одно из обстоятельств, перечисленных в ст. 48 КоБС РСФСР.

Решение суда об установлении отцовства или об отказе в установлении отцовства должно основываться на всесторонне проверенных данных, подтверждающих или опровергающих заявленные требования истца. В зависимости от конкретных обстоятельств дела судом могут быть как приняты во внима­ние, так и отклонены любые представленные сторонами дока­зательства, но при этом ни одно из них не может иметь при­оритетного характера по отношению к другим доказательствам.

В резолютивной части решения суда, удовлетворяющего требования об установлении отцовства, должны содержаться сведения, необходимые для регистрации акта об установлении отцовства в органах записи актов гражданского состояния (фа­милия, имя, отчество отца; число, месяц, год и место его рождения; национальность; место постоянного жительства и работы), так как оно служит основанием для регистрации от­цовства в органах загса. Если истцом было предъявлено также требование о взыскании алиментов на ребенка, то алименты присуждаются со дня предъявления иска (п 2 ст. 107 СК). Взыс­кание алиментов за прошлое время в данном случае исключа­ется, поскольку до удовлетворения иска об установлении от­цовства ответчик не был обязан уплачивать алименты, так как его отцовство не было удостоверено в установленном порядке. А следовательно, отсутствовали правовые отношения между ним и ребенком

В случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, но не состояло в браке с его матерью и по каким-либо причинам не подавало заявление в орган загса о добро­вольном признании отцовства, суд в соответствии со ст. 50 СК вправе установить факт признания им отцовства. Факт призна­ния отцовства устанавливается судом по правилам особого про­изводства (ст. 245-251 ГПК) на основании всесторонне прове­ренных данных. При этом судом могут быть приняты во внима­ние любые доказательства, достоверно подтверждающие факт признания лицом своего отцовства, выраженные в устной или письменной форме, включая свидетельские показания. Однако необходимо иметь в виду, что факт признания отцовства мо­жет быть установлен судом только при условии, что не возни­кает спора о праве. Если же такой спор возникает (например, по поводу наследственного имущества), заявление об установ­лении факта признания отцовства оставляется судьей без рас­смотрения и заинтересованным лицам разъясняется их право на предъявление иска на общих основаниях.

В качестве заявителя по делу об установлении факта при­знания отцовства в большинстве случаев выступает мать ре­бенка или его опекун (попечитель). Не исключена подача в суд подобного заявления и самим ребенком по достижении им со­вершеннолетия. К участию в деле должны быть привлечены заинтересованные граждане и организации, например воспи­тательные учреждения, в которых содержатся несовершенно­летние дети, оставшиеся без попечения родителей, наследни­ки умершего гражданина.

В отношении детей, родившихся до 1 октября 1968 г (с 1 ок­тября 1968 г были введены в действие Основы законодатель­ства Союза ССР и союзных республик о браке и семье) от лиц, не состоявших в браке между собой, суд вправе устано­вить факт признания отцовства в случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, лишь при условии, что ребе­нок находился на иждивении этого лица к моменту его смерти либо ранее. Факт иждивения может быть установлен судом как в случае, когда ребенок находился на иждивении лица к моменту его смерти, так и ранее, если это лицо признавало себя его отцом. При этом под иждивением следует понимать нахождение ребенка на полном содержании умершего лица или получение от него регулярной, систематической помощи, ко­торая была для ребенка основным и постоянным источником существования.

Установление факта нахождения ребенка на иждивении предполагаемого отца может рассматриваться в качестве од­ного из возможных доказательств факта признания им отцов­ства и в отношении детей, родившихся после 1 октября 1968 г. Однако теперь указанное обстоятельство не имеет решающе­го значения и должно оцениваться судом в совокупности с дру­гими доказательствами Резолютивная часть решения суда об установлении факта признания отцовства должна содержать сведения, необходимые для регистрации указанного факта в органах загса.



Рейтинг: / 87
ХудшаяЛучшая 




< Пред.   След. >