Сегодня: 12 Декабрь 2018 года
Главная arrow Верховный суд РФ arrow Обзор судебной практики по "боевым"
Главное меню
Статьи
Трудовое право
Семейное право
Опека и попечительство
Наследование
Торговля,защита прав потребителей
Налоги, Арбитраж
Страхование
Разное
Автовладельцам
Автотехническая экспертиза
Водители и ГИБДД
Безопасность дорожного движения
Дорожно-транспортные происшествия
Страхование ОСАГО, КАСКО
Документы
Образцы исков
Образцы договоров
Лицензирование / Регистрация
Жилищное законодательство
Товарищества собственников жилья (ТСЖ)
Права потребителей, правила торговли
Надбавки, особенности труда и оплаты
Охрана труда
Социальное обеспечение
Кадровые документы
Кодексы РФ
ИНКОТЕРМС. Правила толкования торговых терминов
Разное
Судебная практика
Верховный суд РФ
Судебная практика судов общей юрисдикции
Конституционный суд РФ
Арбитражный суд РФ
Судебная практика арбитражных судов
Студентам

Обзор судебной практики по "боевым"

ОБЗОР судебной практики рассмотрения дел, связанных с предоставлением дополнительных льгот и компенсаций военнослужащим и приравненным к ним лицам, выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения, при вооруженных конфликтах, участникам боевых действий и контртеррористических операций. 26.05.2003 г



Льготы и компенсации, установленные Законом Российской Федерации от 21 января 1993 года N 4328-1 "О дополнительных гарантиях и компенсациях, военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах"

Основы правового регулирования отношений, связанных с предоставлением государством льгот, гарантий и компенсаций военнослужащим, постоянно или временно выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах, установлены на законодательном уровне.
В ст. 25 Федерального закона "О статусе военнослужащих" закреплены общие положения о том, что таким военнослужащим должны предоставляться дополнительные льготы, гарантии и компенсации, установленные федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
На законодательном уровне конкретные основные льготы и компенсации указанным военнослужащим, а также порядок их предоставления установлены Законом Российской Федерации от 21 января 1993 года N 4328-1 "О дополнительных гарантиях и компенсациях, военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах" и Федеральным законом от 16 мая 1995 года № 75-ФЗ "О распространении действия Закона Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах" на военнослужащих, а также лиц рядового и начальствующего состава, курсантов и слушателей учебных заведений Министерства внутренних дел Российской Федерации, выполняющих и выполнявших задачи в условиях вооруженного конфликта в Чеченской Республике". Федеральным законом от 25 июля 1998 года "О борьбе с терроризмом" также установлен ряд льгот для лиц, непосредственно участвовавших в контртеррористических операциях (Глава V).
Ряд льгот, компенсаций и дополнительных выплат военнослужащим, выполняющим задачи в "горячих точках", установлен только подзаконными актами ("боевые" выплаты, полевые деньги).
Законом Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах" установлены следующие основные льготы и компенсации:
" повышенные оклады по воинским должностям и званиям;
" льготное исчисление выслуги и трудового стажа для назначения пенсии;
" дополнительный отпуск;
" предоставление в первоочередном порядке путевок в лечебно-оздоровительные учреждения или компенсация их стоимости и некоторые другие льготы и компенсации.
В нем также установлен круг лиц, на которых распространяются данные льготы: помимо военнослужащих, проходящих военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, это - военнослужащие постоянно или временно выполняющие задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах.
Согласно данному закону порядок предоставления указанных в нем льгот и компенсаций, а также порядок установления факта выполнения военнослужащими задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах определяет Правительство Российской Федерации, которое во исполнение этой нормы закона 31 марта 1994 приняло Постановление № 280 "О порядке установления факта выполнения военнослужащими и иными лицами задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах и предоставления им дополнительных гарантий и компенсаций". На основании данного Постановления Министром обороны Российской Федерации 4 января 1996 года издан приказ № 9 "О предоставлении дополнительных гарантий и компенсаций военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения или при вооруженных конфликтах", в котором конкретизируются его отдельные положения. Кроме того, Правительством Российской Федерации 25 февраля 2000 г. было издано Постановление N 160 "О предоставлении путевок в лечебно - оздоровительные учреждения военнослужащим, сотрудникам органов внутренних дел и сотрудникам уголовно - исполнительной системы, выполняющим (выполнявшим) задачи по обеспечению правопорядка и общественной безопасности на территории Северо-Кавказского региона, и членам их семей".
В Постановлении Правительства Российской Федерации № 280 от 31 марта 1994 года "О порядке установления факта выполнения военнослужащими и иными лицами задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах и предоставления им дополнительных гарантий и компенсаций" предусмотрено, что установленные Законом дополнительные гарантии и компенсации предоставляются (помимо военнослужащих, проходящих военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан) военнослужащим, выполняющим задачи:
- по нормализации обстановки, восстановлению законности и правопорядка на территории, где в соответствии с законодательством Российской Федерации введено чрезвычайное положение или на территориях государств - республик бывшего СССР в условиях чрезвычайного положения в соответствии с международными договорами (соглашениями);
- в местностях (в том числе за пределами Российской Федерации), отнесенных к зонам вооруженного конфликта решениями правительства Российской Федерации по представлению Министерства обороны, других министерств и ведомств, в которых законом предусмотрена военная служба (пункт 1).
Согласно пункту 5 этого Постановления перечни воинских частей, соединений и подразделений, привлекаемых для выполнения задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах, должны быть определены Министерством обороны Российской Федерации, другими министерствами и ведомствами, в которых законом предусмотрена военная служба, а конкретные периоды выполнения военнослужащими задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах в соответствии с п. 2 Постановления должны оформляться приказами командиров воинских частей, начальников штабов, оперативных и иных групп.
Таким образом, согласно Постановлению Правительства Российской Федерации № 280 от 31 марта 1994 года для предоставления военнослужащим установленных Законом дополнительных гарантий и компенсаций необходимо:
1.Отнесение в установленном порядке соответствующих местностей, в которых они проходили службу, к территориям, где введено чрезвычайное положение или к зонам вооруженных конфликтов решениями Правительства Российской Федерации.
2. В случае выполнения задач в условиях чрезвычайного положения - выполнение задач определенного вида: по нормализации обстановки, восстановлению законности и правопорядка на указанной территории.
3. Включение воинской части, в которой они проходят военную службу, в перечень воинских частей, соединений и подразделений, привлекаемых для выполнения задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах.
4. Наличие приказа с указанием конкретного периода выполнения этими военнослужащими задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах.
Применение этого Постановления на практике породило значительное число обращений в военные суды военнослужащих, проходивших военную службу в условиях чрезвычайного положения и вооруженных конфликтов, как в Чеченской Республике, так и в других "горячих точках".
Основной причиной таких обращений являлся отказ командования в производстве выплат и обеспечении льготами в связи с формальным отсутствием приказа о выполнении задач конкретным военнослужащим в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах и невключением воинской части, в которой они проходили военную службу в соответствующий список, при фактическом выполнении военнослужащим задач в условиях чрезвычайного положения или вооруженного конфликта в действительности.
Зачастую отсутствие необходимых приказов командованием мотивировалось тем, что обратившиеся в суд военнослужащие, хотя и проходили военную службу в местностях, где установлено чрезвычайное положение или отнесенных к зонам вооруженного конфликта, но, по мнению командования, не выполняли там боевые задачи или задачи по нормализации обстановки, восстановлению законности и правопорядка.
Вместе с тем, согласно Закону Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах" установленные в нем льготы должны предоставляться военнослужащим "постоянно или временно выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах". При этом каких-либо ограничений в предоставлении льгот и компенсаций в зависимости от видов выполняемых военнослужащими задач Закон не устанавливает. Из этого следует, что Закон предоставляет данные льготы и компенсации военнослужащим, выполняющим любые задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах, то есть те задачи, которые на них возлагаются в связи с прохождением военной службы.
Статьей 7 данного Закона Правительству Российской Федерации предоставлено право определить только лишь порядок обеспечения установленными в нем льготами и компенсациями. Устанавливать не предусмотренные Законом дополнительные условия их предоставления Правительство не уполномочено. Тем не менее, в Постановлении № 280 от 31 марта 1994 года Правительство вопреки Закону ограничило круг задач, выполнение которых в условиях чрезвычайного положения дает право на льготы, только задачами по нормализации обстановки, восстановлению законности и правопорядка на указанной территории.
Кроме того, зоны вооруженных конфликтов на практике определяются не только решениями Правительства, но и актами более высокого уровня, в частности международными соглашениями.
В сложившейся ситуации военные суды, принимали, в основном, правильные решения об удовлетворении требований заявителей в том случае, когда в судебном заседании достоверно устанавливался факт прохождения ими военной службы на территории, где объявлено чрезвычайное положение или в зонах вооруженных конфликтов.
Так, например, Сочинским гарнизонным военным судом 18 января 2002 года была удовлетворена жалоба Бондаренко и на командира войсковой части 54799-М возложена обязанность по зачету заявителю периода военной службы на территории Абхазии с 15 августа 1992 года по 30 декабря 2000 года в выслугу лет на пенсию на льготных условиях из расчета один месяц военной службы за три месяца.
Командир войсковой части 54799-М обжаловал это решение в Северо-Кавказский окружной военный суд, поскольку, по его мнению, судом первой инстанции было дано неверное толкование материальному закону, так как после 30 сентября 1993 года на войсковую часть 54799-М, дислоцированную на территории Абхазии, задачи по обеспечению безопасности российских граждан, охране и обороне объектов полномочными на то органами и должностными лицами не возлагались, а следовательно, заявитель, исполнявший обязанности по военной службе в обычном режиме, права на льготное исчисление выслуги лет не имел.
Северо-Кавказский окружной военный суд решение Сочинского гарнизонного военного суда оставил без изменения, указав следующее.
По делу установлено, что Бондаренко проходил военную службу по контракту в войсковой части 54799-М на территории Абхазии.
Территория Абхазии определена как зона вооруженного грузино-абхазского конфликта 3 сентября 1992 года Итоговым документом московской встречи глав государств России и Грузии после установления дипломатических отношений между этими государствами.
Поскольку в соответствии с Конституцией Российской Федерации международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, то издания дополнительного правового акта об отнесении территории Абхазии к зоне грузино-абхазского вооруженного конфликта не требуется.
Согласно Закону Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах" военнослужащим, выполняющим задачи при вооруженных конфликтах, период выполнения этих задач для назначения пенсии засчитывается из расчета один месяц военной службы за три месяца.
Как видно из названного Закона Российской Федерации, для получения заявителем данной льготы не требуется возложения на военнослужащих, проходящих военную службу в зоне грузино-абхазского вооруженного конфликта, выполнения специальных задач, в том числе и тех, о которых идет речь в кассационной жалобе, поскольку право на них зависит не от вида задач, а от условий их выполнения - прохождения военной службы в зоне вооруженного конфликта.
При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу об обоснованности требований Бондаренко о льготном исчислении выслуги лет в зоне грузино-абхазского конфликта из расчета один месяц военной службы за три месяца.
Следует отметить, что аналогичные дела были предметом рассмотрения и в Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, которая согласилась с такой позицией военных судов Северо-Кавказского военного округа.
Так, например, Директору Федеральной пограничной службы Российской Федерации было отказано в принесении протеста на решение Сочинского гарнизонного военного суда от 21 августа 1998 года и определение Северо-Кавказского окружного военного суда об удовлетворении жалобы полковника Александрова А.П. на действия Директора ФПС, связанные с невключением войсковой части 2349 в списки частей, находящихся в зонах вооруженных конфликтов, и неполучением заявителем в связи с этим двойных окладов денежного содержания с ноября 1996 года.
Суд обязал Директора ФПС выплатить полковнику Александрову денежный оклад в двойном размере, как военнослужащему, выполнявшему задачи в условиях вооруженного конфликта на территории Грузии.
Также было отказано в принесении протеста на решение Сочинского гарнизонного военного суда от 16 июля 1999 года об удовлетворении жалобы военнослужащих войсковой части 2349 Просова В.И. и др. на действия начальника Северо-Кавказского Регионального Управления ФПС РФ, связанные с отказом произвести им выплаты двойных окладов денежного содержания, а также предоставить им дополнительные отпуска за службу в зоне вооруженного конфликта на территории Грузии.
Суд, с учетом изменений, внесенных в решение Северо-Кавказским окружным военным судом, обязал начальника Северо-Кавказского Регионального Управления ФПС РФ через подчиненные ему соответствующие финансовые органы воинских частей предоставить заявителям льготы за время фактического исполнения ими служебных обязанностей в местностях, приравненных к зоне вооруженного конфликта - с 10 ноября 1996 года по 16 июля 1999 года. (5н-66/2000).
В своем определении от 28 апреля 1998 года по делу Алексеева С.А., Халецкого А.Н. и др. (5н-176/97) Военная коллегия также признала необоснованной позицию должностных лиц финансовых органов Северо-Кавказского военного округа, считающих, что повышенные оклады денежного содержания не могут выплачиваться военнослужащим, проходящим службу в пунктах постоянной дислокации в зонах вооруженных конфликтов, поскольку они выполняют лишь служебные обязанности, а не задачи по нормализации обстановки, восстановлению законности и правопорядка.
Вместе с тем, при рассмотрении дел данной категории судам следует внимательно исследовать вопрос о том, входит ли конкретная территория, на которой военнослужащие выполняли служебные задачи, в установленную соответствующим нормативным актом зону вооруженного конфликта, поскольку большинство судебных ошибок по делам этой категории было связано с неправильным определением этого обстоятельства, имеющего существенное значение для правильного разрешения таких дел.
Чаще всего ошибочные решения об удовлетворении требований заявителей о предоставлении льгот выносились в ситуации, когда военнослужащие воинских частей, включенных в порядке, установленном Постановлением Правительства Российской Федерации № 280 от 31 марта 1994 года в перечень воинских частей, подразделений, штабов, оперативных и иных групп, привлекаемых для выполнения задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах, выполняли возложенные на них задачи вне указанных территорий. Проходящие службу в таких частях военнослужащие, зная о включении их войсковых частей в подобные перечни, полагали это достаточным условием для получения льгот и в массовом порядке обращались в военные суды, которые удовлетворяли их требования.
Вместе с тем, предусмотренные Законом Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах" льготы и компенсации предоставляются только тем военнослужащим, которые выполняют возложенные на них задачи непосредственно в условиях чрезвычайного положения и вооруженных конфликтов на определенных в установленном порядке территориях. Поэтому военнослужащие, выполнявшие задачи вне их границ, установленных нормативным актом, не имеют право на получение этих льгот, несмотря на включение воинских частей, в которых они проходят службу, в соответствующий перечень.
По Северо-Кавказскому военному округу практически все такие дела, ставшие предметом рассмотрения суда второй инстанции, были пересмотрены, и в удовлетворении требований заявителей было обоснованно отказано.
Так Северо-Кавказским окружным военным судом по протесту его председателя 30 апреля 2002 года было отменено решение Пятигорского гарнизонного военного суда от 5 февраля 2001 года, согласно которому были удовлетворены жалобы военнослужащих Попова К.Л., Малеванова Б.А. и других (всего 17 человек), на действия командира войсковой части 52380 и начальника финансово-экономического управления Северо-Кавказского военного округа.
Своим решением суд первой инстанции обязал указанных должностных лиц произвести заявителям перерасчет выслуги лет для назначения пенсии из расчета один месяц военной службы за три и выплатить заявителям двойные оклады денежного содержания.
Северо-Кавказским окружным военным судом по делу было вынесено новое решение об отказе в удовлетворении требований заявителей по следующим основаниям.
Пятигорский гарнизонный военный суд свое решение об удовлетворении требований заявителей обосновал тем, что данная воинская часть в соответствии с Директивой Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации № 314/7/0435 от 2 июня 1998 года входила в Перечень частей, привлекавшихся к выполнению задач в условиях вооруженного конфликта в Чеченской республике в период с 9 декабря 1994 года по 5 января 1997 года, в связи с чем заявители имеют право на двойные оклады денежного содержания и перерасчет выслуги лет в льготном исчислении, установленные Законом Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах".
Согласно п.п. 1 и 2 постановления Правительства Российской Федерации от 31 марта 1994 года № 280 льготы, предусмотренные указанным Законом, предоставляются военнослужащим только за время фактического выполнения ими задач в местностях, отнесенных решениями Правительства Российской Федерации к зоне вооруженного конфликта.
В соответствии с постановлением Правительства от 11 декабря 1995 года № 1210 к зоне, на которую распространяется действие вышеназванного Закона, отнесена вся территория Чеченской Республики. Этим же нормативным актом Министерству обороны Российской Федерации и другим воинским формированиям предоставлено право совместными решениями относить к указанной зоне отдельные местности, прилегающие к территории Чеченской Республики, при возникновении в этих местностях вооруженных конфликтов. Таких решений принято не было.
По делу установлено, что заявители проходили военную службу в войсковой части 52380, дислоцированной в г. Буденновске Ставропольского края, не отнесенном к зоне вооруженного конфликта. При этом каких-либо задач по разоружению незаконных воинских формирований, а также обеспечению правопорядка на территории Чеченской Республики и прилегающей к ней территории Северо-Кавказского региона, которая была отнесена к зоне вооруженного конфликта, не выполняли.
При таких обстоятельствах окружной военный суд сделал правильный вывод о том, что льготы, предусмотренные Законом Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах" на заявителей не распространяются, а один лишь факт включения воинской части, в которой они проходили службу в соответствующий перечень частей, основанием для их предоставления не является.
При рассмотрении дел о предоставлении военнослужащим, выполняющим задачи на территории Чеченской Республики, льгот и компенсаций, предусмотренных Законом Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах" судам следует учитывать, что первоначально эта территория была отнесена к зоне вооруженного конфликта 9 декабря 1994 г. после того, как Правительство РФ издало Постановление № 1360 "Об обеспечении государственной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и свобод граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа". В п. 10 данного постановления установлено, что вся территория Чеченской Республики относится к зоне вооруженного конфликта.
11 декабря 1995 г. было издано Постановление Правительства РФ № 1210 "Об определении зоны вооруженного конфликта в Чеченской Республике", в котором было вновь подтверждено отнесение всей территории Чеченской Республики к зоне вооруженного конфликта, и, кроме того, предоставлено право Министерству обороны и другим федеральным органам исполнительной власти принимать совместные решения об отнесении отдельных местностей, прилегающих к территории Чеченской Республики, к зоне вооруженного конфликта. Однако таких совместных решений не принималось, а руководство ФПС РФ издало отдельный приказ (секретный), об отнесении ряда территорий (не входящих в состав Чеченской Республики) к зоне вооруженного конфликта, в связи с чем, военнослужащие ФПС получали установленные законом льготы в отличие от военнослужащих других ведомств, находившихся в равных с ними условиях.
В период действия указанных постановлений Правительства РФ военнослужащие, проходившие военную службу на территории Чеченской Республики, имели право на получение двойного оклада по воинской должности и воинскому званию, на льготное исчисление выслуги лет и другие льготы, предусмотренные названным выше законом, поскольку проходили службу в зоне вооруженного конфликта.
Однако 7 мая 1997 г. Правительство РФ издало Постановление № 535 "О дополнительных гарантиях и компенсациях сотрудникам органов внутренних дел и военнослужащим, выполняющим задачи в составе Временной оперативной группировки сил на территории Северо-Кавказского региона". Постановлением Правительства № 1197-68 от 28 октября 1999 года действие данного постановления Правительства распространено помимо военнослужащих и сотрудников органов внутренних дел также на сотрудников уголовно-исполнительной системы и членов семей указанных лиц. В данном постановлении были установлены значительно меньшие выплаты и льготное исчисление выслуги лет, чем предусматривалось в соответствии с законом для военнослужащих, привлекаемых к выполнению задач в условиях вооруженного конфликта. В частности, вместо "двойных" окладов вводились "полуторные", срок службы исчислялся в "полуторном" размере вместо "тройного" и т.д. При этом специального решения об отмене состояния вооруженного конфликта на территории Чеченской Республики Правительством принято не было.
Такое решение Правительства РФ состоялось лишь 26 декабря 2001 г. (Постановление № 896 "О зонах вооруженных конфликтов"), в котором определено, что вся территория Чеченской Республики относилась к зоне вооруженного конфликта лишь с декабря 1994 г. по декабрь 1996 г.
Таким образом, в результате принятия Правительством этих постановлений в отношении лиц, на которых они распространяются, в период с момента принятия Постановление Правительства № 535 от 7.05.97г. до принятия постановления Правительства № 896 от 26.12.01г. существовало противоречие между нормами Закона Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах", подлежавших применению к указанным лицам, выполнявшим задачи на территории Чеченской Республики, в силу отнесения ее территории к зоне вооруженного конфликта и нормами постановления Правительства № 535 от 7.05.97г., предусматривавшего меньшие льготы.
Однако на практике споры, связанные с применением Постановления Правительства № 535 от 7.05.97г. в этот период практически не возникали в связи с тем, что в конце 1996 года в результате Хасавьюртовских соглашений войска были выведены с территории Чечни, остававшейся отнесенной к зоне вооруженного конфликта.
Споры стали возникать после начала второй чеченской кампании в 1999 году, поскольку военнослужащие, в период действия постановления Правительства РФ № 1210 от 11 декабря 1995 г. "Об определении зоны вооруженного конфликта в Чеченской Республике" до декабря 2001 года справедливо считавшие, что выполняют задачи в зоне вооруженного конфликта и рассчитывавшие на "двойные" оклады и льготное ("тройное") исчисление выслуги лет, льготы, предусмотренные нормами Закона Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах", фактически не получали, а затем были их лишены путем отмены решения об отнесении территории Чеченской Республики к зоне вооруженного конфликта "задним числом" согласно постановлению Правительства Российской Федерации № 896 от 26.12.01г. "О зонах вооруженных конфликтов".
Вместо предусмотренных законом льгот секретным постановлением Правительства Российской Федерации № 135-9 от 27 февраля 2001 года "О дополнительных компенсациях военнослужащим, сотрудникам органов внутренних дел и уголовно-исполнительной системы, выполняющим задачи по обеспечению правопорядка и общественной безопасности на территории Северо-Кавказского региона" указанным лицам, проходящим службу в частях, учреждениях и подразделениях, дислоцированных на постоянной основе на территории Чеченской Республики, либо командированным в воинские части и органы, дислоцированные на территории Чеченской Республики, или направленным в Чеченскую Республику в составе воинских частей и органов для решения задач, только с 1 марта 2001 года были установлены значительно уменьшенные льготы: вместо двойных окладов денежного содержания - ежемесячная надбавка в размере 50 % от должностного оклада (с 1 мая 2001 года повышенная до 100%), льготное исчисление выслуги лет для назначения пенсии установлено не за все время выполнения задач на территории Чеченской Республики, а лишь за время фактического участия в конкретных контртеррористических операциях и нахождения на излечении в лечебных учреждениях вследствие ранений, полученных в связи с непосредственным в них участием.
В такой ситуации военные суды стали отказывать обратившимся в суд военнослужащим с жалобами на необеспечение их льготами и компенсациями, предусмотренными Законом Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах" за период с 1996 года по декабрь 2001 года.
Так, например, Новороссийским гарнизонным военным судом было отказано в удовлетворении требований военнослужащих Бондуры Г.В., Баранько А.В. и других (всего 11 человек) в том числе об установлении льготной выслуги за все время выполнения задач на территории Чеченской Республики в 2001 году.
Северо-Кавказский окружной военный суд, рассмотрев дело по кассационным жалобам заявителей, оставил решение без изменения, признав правильным вывод суда первой инстанции о том, что в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации "О зонах вооруженных конфликтов" от 26 декабря 2001 года № 896 к выполнению задач в зоне вооруженного конфликта отнесено выполнение задач военнослужащими на всей территории Чеченской Республики только в период с декабря 1994 года по декабрь 1996 года.
Поскольку истцы выполняли задачи на территории Чеченской Республики в 2001 году, суд сделал вывод о том, что их требования о зачете всего срока прохождения ими военной службы в 2001 году на территории Чеченской Республики на льготных условиях - из расчета один месяц военной службы за три месяца не подлежит удовлетворению.
Такая позиция суда представляется ошибочной, поскольку постановление Правительства Российской Федерации "О зонах вооруженных конфликтов" от 26 декабря 2001 года № 896 согласно Указу Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 года № 763 "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти" вступило в силу через семь дней после его официального опубликования 31 декабря 2001 года в Собрании законодательства Российской Федерации и придавать ему обратную силу, тем более в отношении лиц которые своевременно, в период действия соответствующих льгот, не были ими обеспечены, не было законных оснований.
При решении вопросов об отнесении в установленном порядке отдельных территорий Северо-Кавказского региона к зонам вооруженных конфликтов судам следует учитывать определенные особенности этого порядка установленные в отношении отдельных воинских формирований и территорий, в частности, Республики Северная Осетия и Республики Ингушетия.
В связи с обострившейся ситуацией и межнациональными конфликтами согласно Указу Президента Российской Федерации № 1327 от 2 ноября 1992 года на всей территории этих республик со 2 ноября 1992 года до 2 декабря 1992 года было введено чрезвычайное положение, которое затем в 1993-1995 г.г. различными указами Президента Российской Федерации продлялось в отдельных районах этих республик. В этой связи с момента вступления в силу Закона Российской Федерации от 21 января 1993 года "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах", предусмотренные в нем льготы распространялись и на военнослужащих, выполнявших задачи на этой территории.
Согласно Указу Президента Российской Федерации от 15 февраля 1995 года № 139 "О мерах по ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта октября - ноября 1992 г." чрезвычайное положение в этих регионах не было продлено в связи с возникшими затруднениями в утверждении указов Президента Российской Федерации о введении чрезвычайного положения Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. Однако льготы проходившим там службу военнослужащим не были отменены, о чем свидетельствует специальное указание в п. 5 Указа Президента № 139 от 15 февраля 1995 о распространении на личный состав соединений и воинских частей федеральных органов исполнительной власти, участвующий в нормализации обстановки, восстановлении законности и правопорядка на территориях Республики Северная Осетия и Ингушской Республики, действия Постановления Правительства Российской Федерации от 31 марта 1994 г. N 280 "О порядке установления факта выполнения военнослужащими и иными лицами задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах и предоставления им дополнительных гарантий и компенсаций".
В целом не совсем ясное содержание пункта 5 Указа Президента № 139 от 15 февраля 1995 было конкретизировано в пункте 8 изданного во исполнение данного Указа постановления Правительства Российской Федерации от 15 апреля 1995 года № 343 "Вопросы Временного Государственного комитета Российской Федерации по ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта октября - ноября 1992 г.", в котором указано следующее: "Отнести в соответствии с Законом Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи по защите конституционных прав граждан в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах" (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1993, N 34, ст. 1395) выполнение на территориях Республики Северная Осетия и Ингушской Республики военнослужащими и сотрудниками органов внутренних дел задач, предусмотренных Указом Президента Российской Федерации от 15 февраля 1995 г. N 139 "О мерах по ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта октября - ноября 1992 г.", к выполнению задач при вооруженных конфликтах."
Председателю Временного Государственного комитета по представлению соответствующих федеральных органов исполнительной власти было поручено определять перечни воинских частей, соединений и подразделений органов внутренних дел, привлекаемых к выполнению указанных задач.
Пункт 5 Указа Президента Российской Федерации от 15 февраля 1995 года № 139 действовал вплоть до его отменены Указом Президента Российской Федерации № 710 от 9 июля 1997 года "О признании утратившими силу некоторых указов Президента Российской Федерации и внесении изменений в структуру федеральных органов исполнительной власти, утвержденную Указом Президента Российской Федерации от 14 августа 1996 г. № 1177".
Несмотря на это, изданным во исполнение другого Указа Президента - 1474 от 19 октября 1996 года "Об организации деятельности полномочного представителя Президента Российской Федерации в Республике Северная Осетия - Алания и Республике Ингушетия" постановлением Правительства Российской Федерации № 1276 от 28 октября 1996 г. "О мерах по обеспечению выполнения Указа Президента Российской Федерации от 19 октября 1996 г. № 1474 "Об организации деятельности полномочного представителя Президента Российской Федерации в Республике Северная Осетия - Алания и Республике Ингушетия" постановление Правительства от 15 апреля 1995 года № 343 было отменено. Содержавшиеся в пункте 8 постановления Правительства от 15 апреля 1995 года № 343 положения о льготах военнослужащих были изложены в той же редакции в пункте 5 постановления Правительства № 1276 от 28 октября 1996 г. но уже со ссылкой на Указ Президента Российской Федерации от 19 октября 1996 г. N 1474, хотя в нем никаких норм о льготах военнослужащим не содержится.
Постановление Правительства № 1276 от 28 октября 1996 г. в настоящее время так же утратило силу согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 26.12.2001 № 896.
Такая неоправданная путаность в нормативном регулировании вопросов предоставления льгот военнослужащим, выполнявшим задачи на территории Северной Осетии и Ингушетии, привела к возникновению споров между военнослужащими и командованием и многочисленным обращениям в военные суды.
В основе этих споров лежало различное понимание существа задач, выполнение которых в данном регионе давало право на льготы: военнослужащие, проходившие военную службу в указанном регионе претендовали на получение этих льгот, а командование ограничивало их предоставление условиями выполнения задач "по ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта", "по нормализации обстановки, восстановлению законности и правопорядка" и т.п.
Представляется, что приведенные выше нормативные акты не дают оснований для таких ограничений по следующим причинам.
Во-первых, как было рассмотрено выше, согласно закону Правительство в данном случае не было уполномочено устанавливать дополнительные условия предоставления предусмотренных Законом Российской Федерации от 21 января 1993 года "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах" льгот и компенсаций.
Во-вторых, ни в Указе Президента Российской Федерации от 15 февраля 1995 года № 139, ни в Указе Президента Российской Федерации от 19 октября 1996 г. № 1474 не определено, какие конкретные действия военнослужащих следует относить к выполнению задач по ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта, а лишь в общем виде говорится о необходимости восстановления законности и правопорядка в данном регионе.
Поэтому суды обоснованно удовлетворяли требования военнослужащих, проходивших военную службу в этом регионе, о предоставлении указанных льгот.
Помимо выплат повышенных окладов денежного содержания и установления льготной выслуги лет, споры при применении льгот, установленных Законом Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах", возникали и в связи с непредоставлением путевок в лечебно-оздоровительные учреждения или компенсации их стоимости.
Поскольку сама эта льгота была включена в закон в конце 1997 года, а порядок ее предоставления был определен лишь в 2000 году постановлением Правительства Российской Федерации № 160 от 25 февраля 2000 года "О предоставлении путевок в лечебно-оздоровительные учреждения военнослужащим, сотрудникам уголовно-исполнительной системы, выполняющим (выполнявшим) задачи по обеспечению правопорядка и общественной безопасности на территории Северо-Кавказского региона, и членам их семей", командование зачастую отказывало в предоставлении данной льготы военнослужащим, выполнявшим задачи в зонах вооруженных конфликтов ранее даты принятия этого постановления.
Военные суды в такой ситуации выносили обоснованные решения, руководствуясь законом.
В частности, Новороссийским гарнизонным военным судом 17 июля 2002 года были удовлетворены жалобы военнослужащих войсковой части 2333 Капицина и Рябинина на действия командования части и вынесено решение о взыскании в их пользу с ответчика 25.750 рублей - денежные компенсации стоимости неиспользованных путевок в лечебно-оздоровительные учреждения за период с 1997 по 2001 год.
Ответчик обжаловал данное решение, ссылаясь на то, что механизм выплаты денежной компенсации установлен постановлением Правительства Российской Федерации № 160 от 25 февраля 2000 года и, следовательно, выплата компенсаций ранее указанной даты не предусмотрена.
Северо-Кавказский окружной военный суд, рассмотрев дело, оставил решение без изменения, указав следующее.
Изменения в Закон Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах", предусматривающие выплату компенсации за санаторно-курортное лечение, внесены в 1997 году и именно с этого времени у военнослужащих появилось право на получение указанных выше выплат.
То обстоятельство, что механизм реализации указанного Закона был установлен лишь в 2000 году соответствующим постановлением Правительства Российской Федерации, не свидетельствует об отсутствии у военнослужащих права на получение выплат, в связи с чем суд первой инстанции принял обоснованное решение об удовлетворении жалоб заявителей.
В этом и других подобных решениях военных судов о выплате компенсации стоимости неиспользованных путевок обращает на себя внимание то обстоятельство, что, суды удовлетворяли требования заявителей, включая период их службы на территории Чеченской Республики и после 1996 года, в отличие от иных льгот и компенсаций (увеличенных окладов денежного содержания и льготной выслуги лет), предусмотренных Законом Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах" в требованиях об обеспечении которыми суды отказывали на основании постановления Правительства Российской Федерации "О зонах вооруженных конфликтов" от 26 декабря 2001 года № 896, определившим в этой местности зону вооруженного конфликта только до окончания 1996 года.
Такая практика, как представляется, была основана, на нормах постановления Правительства Российской Федерации № 160 от 25 февраля 2000 года "О предоставлении путевок в лечебно-оздоровительные учреждения военнослужащим, сотрудникам уголовно-исполнительной системы, выполняющим (выполнявшим) задачи по обеспечению правопорядка и общественной безопасности на территории Северо-Кавказского региона, и членам их семей", в котором предусмотрены несколько иные, чем в законе, основания их предоставления. Согласно постановлению эта льгота предоставляется военнослужащим, сотрудникам органов внутренних дел и сотрудникам уголовно-исполнительной системы, выполняющим (выполнявшим) задачи по обеспечению правопорядка и общественной безопасности на территории Северо-Кавказского региона, а не только в зоне вооруженного конфликта.
Однако в большинстве случаев спорные ситуации с выплатой компенсаций стоимости путевок решались аналогично делам о выплате увеличенных окладов денежного содержания и установлении льготной выслуги лет - на основе определения правового положения местности, в которой военнослужащие выполняли возложенные на них задачи, как зоны вооруженного конфликта.
Так согласно решению Махачкалинского гарнизонного военного суда от 12 июля 2002 года, оставленному без изменения Северо-Кавказским окружным военным судом 28 августа 2002 года, было отказано в удовлетворении жалобы Далгатова на действия командира войсковой части 42942, связанные с отказом в предоставлении денежной компенсации за непредставление путевки в лечебно-оздоровительные учреждения за 1998 и 1999 годы.
Суд правильно указал в решении, что согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 11 декабря 1995 года № 1210 к зоне, на которую распространяется действие Закона Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах", отнесена вся территория Чеченской Республики. Поскольку в обжалуемый период заявитель проходил военную службу в войсковой части 22801, дислоцированной в городе Каспийске Республики Дагестан, то есть на территории, не отнесенной к зоне вооруженного конфликта и никаких задач по разоружению незаконных вооруженных формирований, а также обеспечению правопорядка на территории Чеченской Республики и прилегающей к ней территории Северо-Кавказского региона, которая была бы отнесена к зоне вооруженного конфликта, не выполнял, указанная льгота на заявителя не распространяется.
Таким образом, из числа предусмотренных законом льгот и компенсаций военнослужащим, проходящим военную службу в Чеченской Республике, в настоящее время в полном объеме осталась лишь одна - предоставление путевок в лечебно-оздоровительные учреждения соответствующих федеральных органов государственной власти или компенсация их стоимости, и даже эта льгота предоставляется на основании постановления Правительства, в соответствии с указанными в нем условиями, отличающимися от установленных в законе.
Предоставлявшиеся ранее на основании закона увеличенные оклады денежного содержания и льготная выслуга в настоящее время производятся в ином размере на основании постановлений Правительства и также в соответствии с указанными в нем условиями, отличающимися от установленных в законе.
Иные льготы и компенсации указанным лицам, по поводу которых имели место массовые обращения в суд, всегда производились на основании только подзаконных актов.
Среди этих льгот и компенсаций основные споры вызывала выплата полевых (суточных) денег и денежных выплат за фактическое участие в боевых действиях (так называемых "боевых").

Выплата полевых (суточных) денег

Выплата полевых (суточных) денег военнослужащим и приравненным к ним лицам в Чеченской Республике была введена постановлением Правительства РФ № 61 от 27 января 1996 г. "О выплате полевых (суточных) денег военнослужащим и сотрудникам органов внутренних дел, выполняющим задачи в условиях вооруженного конфликта на территории Чеченской Республики и прилегающего к ней Северо-Кавказского региона Российской Федерации". Данная дополнительная выплата согласно указанному постановлению должна была производится двум категориям лиц:
" военнослужащим воинских частей, штабов, подразделений, оперативных и иных групп, дислоцированных на территории Чеченской Республики и прилегающего к ней Северо-Кавказского региона Российской Федерации,
" военнослужащим и сотрудникам органов внутренних дел, направленным (командированным) в эти местности.

При этом в постановлении были указаны условия предоставления этой выплаты подобные установленным Законом Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах":
" эти лица должны были выполнять задачи в условиях вооруженного конфликта (что предполагало обязательное отнесение к такой зоне местностей, в которых они действовали),
" включение частей, штабов, подразделений и иных групп в соответствующие перечни, утверждаемые руководителями соответствующего федерального органа исполнительной власти.

Поэтому по поводу выплаты полевых (суточных) денег споры возникали по тем же основаниям, что и в отношении льгот, предусмотренных Законом Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах".
Зачастую военнослужащие обращались в военные суды, объединяя требования о предоставлении льгот, предусмотренных Законом Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах" и о выплате полевых (суточных) денег, и в большинстве этих случаях суды давали одну мотивировку решения по этим требованиям.
В частности, по делу военнослужащих Колыбердина, Дьяконова и других (всего 35 человек) о предоставлении льгот, предусмотренных Законом Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах" и о выплате полевых (суточных) денег за периоды их службы на территории Буденновского района Ставропольского края до конца 1996 года, Пятигорский гарнизонный военный суд указал в своем решении, что данная местность не была отнесена постановлением Правительства Российской Федерации к зоне вооруженного конфликта.
При таких обстоятельствах суд признал необоснованными требования заявителей о распространении на них льгот, предусмотренных ст.ст. 1,2 Закона Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах" и постановлением Правительства Российской Федерации № 61 от 27 января 1996 года "О выплате полевых (суточных) денег военнослужащим и сотрудникам органов внутренних дел, выполняющим задачи в условиях вооруженного конфликта на территории Чеченской Республики и прилегающего к ней Северо-Кавказского региона Российской Федерации", за период службы на территории Буденновского района, в связи с чем суд обоснованно отказал в удовлетворении их требований в этой части.
Размеры полевых (суточных) денег были установлены в п.4 Постановления Правительства РФ от 31 декабря 1994 г. № 1440 "Об условиях оплаты труда и предоставлении дополнительных льгот работникам, находящимся в Чеченской Республике" - в трехкратном размере от установленной нормы.
Постановление Правительства Российской Федерации № 61 от 27 января 1996 года "О выплате полевых (суточных) денег военнослужащим и сотрудникам органов внутренних дел, выполняющим задачи в условиях вооруженного конфликта на территории Чеченской Республики и прилегающего к ней Северо-Кавказского региона Российской Федерации" просуществовало до 14 января 2002 г., когда Правительство Российской Федерации своим постановлением № 36 "Об изменении и признании утратившими силу решений Правительства Российской Федерации по вопросам выплаты суточных (полевых) денег некоторым категориям граждан" отменило названное выше постановление, указав при этом, что отмена распространяется на правоотношения, возникшие с 1 января 2002 г.
Вместе с тем, при принятии данного постановления не было учтено, что согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 31 мая 2000 года № 424 "О предоставлении дополнительных гарантий и компенсаций военнослужащим, сотрудникам органов внутренних дел, сотрудникам уголовно - исполнительной системы и гражданскому персоналу Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, выполняющим задачи на территории Северо-Кавказского региона" порядок выплаты полевых (суточных) денег уже был изменен, в частности, уменьшен их размер с трехкратного на двукратный и изменен состав лиц, на который распространяется эта выплата.
Согласно п. 1 этого постановления выплата полевых (суточных) денег с момента его принятия должна была производиться военнослужащим и сотрудникам:
а) воинских частей и органов, дислоцированных на территории Чеченской Республики;
б) командированных в воинские части и органы, дислоцированные на территории Чеченской Республики;
в) направленных в составе воинских частей, подразделений и групп в Чеченскую Республику для выполнения восстановительных мероприятий, в том числе по обустройству воинских частей и органов, дислоцированных на территории Чеченской Республики.
При этом в постановлении отсутствовало условие о выполнении задач в условиях вооруженного конфликта.
Кроме того, в п. 3 было установлено, что в случае привлечения военнослужащих и сотрудников воинских частей и органов, дислоцированных на территории Чеченской Республики, к выполнению задач в составе Объединенной группировки войск (сил) по проведению контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации выплата полевых (суточных) денег в двукратном размере не производится.
Согласно принятому затем секретному постановлению Правительства Российской Федерации от 27 февраля 2001 года № 135-9 "О дополнительных компенсациях военнослужащим, сотрудникам органов внутренних дел и уголовно-исполнительной системы, выполняющим задачи по обеспечению правопорядка и общественной безопасности на территории Северо-Кавказского региона" установленный постановлением Правительства Российской Федерации от 31 мая 2000 года № 424 порядок и размер выплаты полевых (суточных) был в целом сохранен, и была уточнена норма п. 3 этого постановления - было указано, что выплата полевых (суточных) денег не производится за время фактического участия в проведении контртеррористических операций.
При этом в самих постановлениях № 424 от 31 мая 2000 года и № 135-9 от 27 февраля 2001года каких-либо указаний о признании утратившим силу постановления Правительства № 61 от 27 января 1996 года "О выплате полевых (суточных) денег военнослужащим и сотрудникам органов внутренних дел, выполняющим задачи в условиях вооруженного конфликта на территории Чеченской Республики и прилегающего к ней Северо-Кавказского региона Российской Федерации" не содержится.
26 апреля 2001 года Правительством Российской Федерации было принято еще одно секретное постановление - № 315-22 "О внесении дополнений и изменений в постановления Правительства Российской Федерации" - еще раз изменившее размер рассматриваемой выплаты. На этот раз было предписано выплачивать до 30 апреля 2001 года военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, и сотрудникам полевые (суточные) деньги в двукратном размере, а с 1 мая 2001 года военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, - в одинарном размере, а другим категориям военнослужащих и сотрудников - в трехкратном размере.
Таким образом, в период с мая 2000 года по 1 января 2002 года формально действовали несколько постановлений Правительства Российской Федерации, по-разному регулирующие предоставление полевых (суточных) денег, причем секретные постановления, которыми изменялся их размер, и условия предоставления не были известны широкому кругу участвовавших в установлении конституционного порядка в Чеченской Республике военнослужащих, что также явилось одной из причин массового обращения военнослужащих в военные суды.
Однако в данной ситуации вопрос о конкуренции норм постановления Правительства № 61 от 27 января 1996 года "О выплате полевых (суточных) денег военнослужащим и сотрудникам органов внутренних дел, выполняющим задачи в условиях вооруженного конфликта на территории Чеченской Республики и прилегающего к ней Северо-Кавказского региона Российской Федерации" с нормами упомянутых выше постановлений на практике не возник, поскольку в указанный период постановление № 61 от 27 января 1996 года судами в большинстве случаев не применялось в связи с ликвидацией после 1996 года на территории Чечни зоны вооруженного конфликта постановлением Правительства Российской Федерации "О зонах вооруженных конфликтов" от 26 декабря 2001 года № 896.
Так Пятигорский гарнизонный военный суд по тому же делу в отношении Колыбердина, Дьяконова и других сделал вывод о том, что также не имеется оснований для удовлетворения указанных выше требований заявителей и за периоды их командировок на территорию Чеченской Республики в 1999-2001 годах, указав следующее.
В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации № 896 от 26 декабря 2001 года "О зонах вооруженных конфликтов", вооруженный конфликт на территории Чеченской Республики имел место с декабря 1994 года по декабрь 1996 года. Согласно Указу Президента Российской Федерации № 1255с от 23 сентября 1999 года "О мерах по повышению эффективности контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации" на территории Чеченской Республики проводится контртеррористическая операция. При таких обстоятельствах суд отказывает в удовлетворении требований заявителей о предоставлении им льгот, предусмотренных для участников вооруженных конфликтов, за периоды их командировок на территорию Чеченской Республики в 1999-2002 годах.
Аналогичное решение об отказе в удовлетворении жалобы принял Махачкалинский гарнизонный военный суд 7 июня 2002 года по делу военнослужащей Абдулаевой З.А. о выплате ей полевых (суточных) денег в трехкратном размере и двойных окладов денежного содержания с применением сводного индекса потребительских цен по Республике Дагестан в связи с задержкой их выплаты.
Не согласившись с решением суда первой инстанции, Абдулаева обжаловала его в кассационном порядке, указав в жалобе, что постановлением Правительства Российской Федерации № 61 от 27 января 1996 года предусмотрена выплата полевых (суточных) денег в тройном размере военнослужащим, выполняющим задачи в зоне вооруженного конфликта на территории Чеченской Республики и прилегающего к ней Северо-Кавказского региона, а войсковая часть, в которой она проходит службу, включена в соответствующий перечень.
Северо-Кавказский окружной военный суд, рассмотрев дело 17 июня 2002 года, оставил решение Махачкалинского гарнизонного военного суда без изменения, указав следующее.
Постановлением Правительства Российской Федерации № 61 от 27 января 1996 года действительно был предусмотрен ряд льгот для военнослужащих, выполнявших задачи в зоне вооруженного конфликта в Чеченской Республике.
Однако в настоящий момент, в соответствии с постановлением Правительства, вооруженный конфликт на территории Чеченской Республики отсутствует, а вооруженными силами осуществляется контртеррористическая операция, что предусматривает предоставление иных льгот, а не тех, которые предусмотрены решениями Правительства 1996 года, когда территория Чеченской Республики была отнесена к зоне вооруженного конфликта.
Однако встречались и противоположные решения по данному вопросу, где суды обоснованно не распространяли постановление Правительства Российской Федерации № 896 от 26 декабря 2001 года "О зонах вооруженных конфликтов" на правоотношения, возникшие до его вступления в силу.
Так по решению Волгоградского гарнизонного военного суда от 4 июня 2002 года, оставленному без изменения Северо-Кавказским окружным военным судом 24 июля 2002 года, была удовлетворена жалоба военнослужащего Сердюченко А.И. о перерасчете выплаченных не по установленной норме полевых (суточных) денег за периоды участия в 1999-2001 годах в контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации.
В обоснование такого решения суд указал, что требования заявителя основаны на п. 4 постановления Правительства Российской Федерации от 31 декабря 1994 года № 1440 "Об условиях оплаты труда и предоставления дополнительных льгот работникам, находящимся в Чеченской Республике", согласно которому работникам, командированным в Чеченскую Республику, суточные деньги выплачиваются в трехкратном размере установленной нормы.
В таком же размере производится выплата полевых (суточных) денег военнослужащим соответствующих категорий на основании постановления Правительства Российской Федерации № 61 от 27 января 1996 года.
Поскольку Сердюченко привлекался к выполнению задач в условиях вооруженного конфликта на территории Чеченской Республики в период с 10 сентября по 25 декабря 1999 года, с 6 мая по 7 июня 2000 года и с 29 марта по 30 апреля 2001 года, а порядок производства выплат полевых (суточных) денег в трехкратном размере был изменен с 1 января 2002 года постановлением Правительства Российской Федерации от 14 января 2002 года № 36, указанные выплаты ему необходимо произвести в тройном размере.
Таким образом, из приведенных выше примеров видно, что если в при предоставлении льгот и компенсаций, предусмотренных Законом Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах" основные проблемы были вызваны несоответствием нормам закона подзаконных актов, регламентирующих порядок его применения, особенно в плане определения задач, выполняемых в зонах вооруженных конфликтов, то в отношении выплаты полевых (суточных) денег, которая регламентируется только подзаконными актами, трудности вызывала крайняя запутанность нормативно-правового регулирования производства этих выплат в различных зачастую противоречащих друг другу постановлениях Правительства Российской Федерации.

Выплата "боевых"

Однако самая драматичная ситуация в обеспечении военнослужащих и приравненных к ним лиц, участвовавших в боевых действиях на территории Чеченской Республики, положенными льготами сложилась с выплатой так называемых "боевых" - достаточно больших денежных выплат за каждый день фактического участия в боевых действиях, впервые установленных секретным постановлением Правительства Российской Федерации № 930-54 от 20 августа 1999 года "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим и сотрудникам органов внутренних дел, выполняющим задачи по обеспечению правопорядка и общественной безопасности в Республике Дагестан."
Большой размер этих выплат и масштабы невыплаты "боевых" военнослужащим привели к возникновению огромной задолженности государства перед военнослужащими и приравненными к ним лицами, участвующими в боевых действиях в составе группировки федеральных войск в республике Дагестан и Чеченской Республике, составляющей по данным различных средств массовой информации от 344 миллионов до 2,3 миллиардов рублей по состоянию на прошлый год.
В отличие от рассмотренных ранее льгот и компенсаций военнослужащим и приравненным к ним лицам нормативные акты, определяющие выплаты боевых не являются противоречивыми и в них предусмотрены более четкие основания и порядок их производства.
В частности, согласно п. 1 постановления Правительства Российской Федерации № 930-54 от 20 августа 1999 года основным условием их предоставления является фактическое участие в боевых действиях.
Перечень частей, подразделений и групп, принимающих участие в боевых действиях по обеспечению правопорядка и общественной безопасности в Республике Дагестан, а также время и место выполнения ими указанных боевых действий определяются командующим Временной оперативной группировкой сил на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации по согласованию с начальником Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации.
Период участия каждого военнослужащего или сотрудника органов внутренних дел в боевых действиях оформляется приказами командиров воинских частей, оперативных и иных групп с последующим их утверждением командующим Временной оперативной группировки сил на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации в порядке, согласованном с Генеральным штабом Вооруженных Сил Российской Федерации.
Постановлением Правительства Российской Федерации № 1197-68 от 28 октября 1999 года "О предоставлении дополнительных гарантий и компенсаций военнослужащим, сотрудникам органов внутренних дел и сотрудникам уголовно-исполнительной системы" действие п. 1 постановления Правительства Российской Федерации № 930-54 от 20 августа 1999 года распространено на сотрудников уголовно-исполнительной системы, а также изменены некоторые наименования, в частности территории ведения боевых действий (вместо Республики Дагестан указана более широкая территория Северо-Кавказского региона) и группировки сил (Временная оперативная группировка сил на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации переименована в Объединенную группировку войск (сил) по проведению контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации).
Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 февраля 2001 года № 135-9 "О дополнительных компенсациях военнослужащим, сотрудникам органов внутренних дел и уголовно-исполнительной системы, выполняющим задачи по обеспечению правопорядка и общественной безопасности на территории Северо-Кавказского региона" были также внесены изменения в порядок выплаты "боевых".
Определено, что с 1 марта 2001 года эти выплаты производятся "за каждый день фактического участия при проведении контртеррористической операции", состав специальных сил, порядок и условия производства этих денежных выплат определяются приказом руководителя Оперативного штаба по управлению контртеррористическими операциями на территории Северо-Кавказского региона по представлению руководителя Регионального оперативного штаба, а состав сил, привлекаемых для проведения каждой конкретной контртеррористической операции и границы зоны ее проведения определяются приказом Руководителя Регионального оперативного штаба.
Кроме того, этим постановлением было ограничено количество привлекаемых к участию в проведении контртеррористических операций до 10000 человек ежемесячно, а также отменены постановления Правительства № 930-54 от 20 августа 1999 года и соответствующие пункты постановления Правительства № 1197-68 от 28 октября 1999 года, которые ранее регулировали производство этих выплат.
Постановлением Правительства Российской Федерации № 315-22 от 26 апреля 2001 года "О внесении дополнений и изменений в постановления Правительства Российской Федерации" количество привлекаемых к участию в проведении контртеррористических операций было ограничено до 8000 человек в день, а общий размер выплат "боевых" с 1 мая 2001 года ограничен 20000 рублями в месяц на одного военнослужащего, выплачиваемых в размере пропорционально количеству дней их участия в этих операциях.
Поскольку выплата "боевых" регламентирована более четко, чем порядок предоставления других рассмотренных льгот и компенсаций воевавшим военнослужащим, основной причиной возникновения спорных ситуаций, связанных с данной выплатой, стало не различное толкование и применение правовых норм спорящими сторонами, а простое занижение в силу различных причин в приказах времени фактического участия конкретных военнослужащих в боевых действиях, либо неиздание в отношении фактически участвовавших в боевых действиях военнослужащих таких приказов вовсе.
В таких случаях военные суды принимали правильные решения, не ограничиваясь лишь теми периодами, на которые формально имелись приказы, а основываясь на времени, в течение которого военнослужащий в действительности принимал участие в боевых действиях, доказанном в судебном заседании.
Так, например, по решению Ростовского-на-Дону гарнизонного военного суда от 3 июня 2002 года были удовлетворены жалобы военнослужащих Кузичева, Яременко и других (всего 9 человек) на действия командования военной комендатуры Надтеречного района Чеченской Республики.
Гарнизонный военный суд обязал командование выплатить им "боевые" за весь период непосредственного участия в боевых действиях в Чеченской Республике.
Командование обжаловало это решение в кассационном порядке, указав в жалобе, что приказы о выплате "боевых" заявителям командующим Объединенной группировкой войск не издавались.
Северо-Кавказский окружной военный суд, рассмотрев дело, решение гарнизонного военного суда оставил без изменения, указав следующее.
Из материалов дела видно, что заявители в течение всего времени нахождения на территории Чеченской Республики принимали непосредственное участие в боевых действиях.
Не отрицается это и ответчиком, в том числе и в кассационной жалобе.
Таким образом, поскольку в судебном заседании бесспорно установлено, что заявители непосредственно принимали участие в боевых действиях, суд первой инстанции обоснованно принял решение о выплате им за это предусмотренное денежное вознаграждение.
То обстоятельство, что командованием Объединенной группировкой своевременно не были изданы приказы о производстве соответствующих выплат, само по себе, не свидетельствует о том, что заявители не принимали участия в боевых действиях и выплата "боевых" им не положена.
По решению Новороссийского гарнизонного военного суда от 21 января 2001 года, оставленному без изменения Северо-Кавказским окружным военным судом 16 января 2001 года удовлетворена жалоба капитана Митрофанова на действия командира войсковой части 42091, отказавшего выплатить ему деньги за весь период непосредственного участия в ходе контртеррористической операции на территории Чеченской Республики.
Ответчик настаивал, что заявитель принимал участие в контртеррористической операции только то количество дней, которое указано в приказах Командующего объединенной группировкой войск на территории СКР.
Основанием для выплаты заявителю денег за участие в контртеррористической операции на Северном Кавказе являются приказы командира войсковой части, где проходил службу Митрофанов, определяющие время выполнения им боевых задач.
Как видно из материалов дела, периоды выполнения заявителем боевых задач подтверждаются справкой о времени выполнения им боевых задач в объединенной группировке войск по проведению контртеррористической операции на Северном Кавказе, показаниями свидетеля Федоренко Н.И. и другими, исследованными в суде доказательствами, которым в решении дан подробный анализ.
Таким образом, суд правильно признал, что заявитель подпадает под действие постановления Правительства Российской Федерации от 28 октября 1999 года № 1197-68, которым была распространена дополнительная денежная выплата на военнослужащих, непосредственно участвующих в боевых действиях на Северном Кавказе.
Тем же гарнизонным военным судом 8 января 2002 года удовлетворена жалоба ефрейтора Тертышного на действия командования войсковой части 42091.
Суд обязал командование части выплатить заявителю "боевые" за 237 дней - весь период непосредственного участия в боевых действиях в Чеченской Республике, за исключением уже выплаченных.
Ответчик в кассационной жалобе просил решение отменить, ссылаясь на то, что суд вынес его на основании показаний свидетелей, игнорировав при этом приказы командира войсковой части 42091 и командира батальонной тактической группы указанной части.
Северо-Кавказский окружной военный суд, рассмотрев дело, оставил решение суда первой инстанции без изменения по следующим основаниям.
Заявитель в своей жалобе и в судебном заседании последовательно утверждал, что, находясь на территории Чеченской Республики, он в течение 237 дней непосредственно участвовал в боевых действиях.
Ответчиком представлены в суд противоречивые данные - из приказа командира батальонной тактической группы войсковой части 42091 следовало, что Тертышный непосредственно участвовал в боевых действиях 34 дня, а из справки командира войсковой части 42091 - что он фактического участия в них вообще не принимал.
При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно принял решение о допросе свидетеля Федоренко - заместителя командира десантной роты, в которой проходил службу Тертышный, который подтвердил, что заявитель принимал участие в боевых действиях в течение 237 дней.
Показания свидетеля Федоренко сомнений в своей достоверности не вызывают и правильно положены судом в основу решения.
Помимо отсутствия приказов об участии в боевых действиях, невыплата "боевых" так же бывала зачастую связана с несвоевременным включением конкретной войсковой части в соответствующий перечень частей, привлекаемых к участию в контртеррористических операциях.
Так по решению Майкопского гарнизонного военного суда от 26 июля 2001 года, оставленному без изменения Северо-Кавказским окружным военным судом 27 февраля 2002 года были удовлетворены жалобы военнослужащих Галкиных и на командира войсковой части 64684 возложена обязанность по выплате заявителям денежных средств за участие в контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона и возмещению судебных расходов.
Как видно из материалов дела, Галкины проходили военную службу на территории Чеченской Республики и участвовали в проведении контртеррористической операции, за что им надлежит произвести выплату денежных средств в соответствии с постановлениями Правительства Российской Федерации от 28 октября 1999 года № 1197-68 и от 31 мая 2000 года № 424.
Не может служить основанием для лишения заявителей оспариваемых льгот то обстоятельство, что воинская часть, в которой они проходили военную службу, была несвоевременно включена в Перечень воинских частей, привлекаемых для выполнения специальных задач, поскольку право Галкиных на данные льготы подтверждено соответствующими письменными доказательствами: справками, согласно которым братья Галкины проходили военную службу на территории Чеченской Республики и непосредственно участвовали в боевых действиях с 24 марта по 3 ноября 2000 года.
Военные суды при рассмотрении этих дел удовлетворяли требования заявителей о выплате "боевых" только за время их фактического участия в боевых действиях, бесспорно установленное в судебном заседании. При этом они весьма критично относились к показаниям свидетелей, приводимых заявителем в обоснование своих требований.
Так Северо-Кавказским окружным военным судом было отменено решение Волгоградского окружного военного суда от 27 ноября 2001 года об удовлетворении жалобы сержанта Рассказова о выплате денежного вознаграждения за фактическое участие в контртеррористических операциях в составе объединенной группировки войск на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации за 26 дней марта и 2 дней апреля 2001 года в размере 39950 рублей.
Окружной военный суд указал, что согласно постановлениям Правительства Российской Федерации № 930-54 от 20 августа 1999 года и 1197-68 от 28 октября 1999 года вознаграждения за участие в боевых действиях военнослужащим, выполняющим задачи на территории Чеченской Республики, производятся на основании приказов командиров воинских частей, оперативных и иных групп с последующим их утверждением командующим Временной оперативной группировкой сил на территории Северо-Кавказского региона.
Показания свидетелей - сослуживцев Рассказова - начальника столовой Ермакова и кладовщика Черняка о том, что заявитель в период с 1 марта по 29 апреля 2001 года находился в служебной командировке и принимал участие в боевых действиях на территории Чеченской Республики без конкретного указания выполняемых им задач в отсутствии оформленных и утвержденных Командующим Временной оперативной группировкой сил на территории Северо-Кавказского региона приказов командира части о времени участия заявителя в боевых действиях не могут являться основанием для удовлетворения жалобы Рассказова.
При новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует истребовать доказательства участия Рассказова в боевых действиях в ходе контртеррористической операции на территории Чеченской Республики и лишь затем принять решение по жалобе.
В отсутствии четко установленных критериев фактического участия в боевых действиях (при проведении контртеррористических операций) причинами споров порой являлось различное понимание существа задач (боевые или нет), которые выполняли военнослужащие или приравненные к ним лица, находясь в боевой обстановке.
Так, например, Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации был признан обоснованным вывод Московского городского суда в решении об удовлетворении исков бойцов отряда СОБР РУБОП ГУВД Московской области Смирнова, Зимина, Носкова и др. (всего 40 человек) к ГУВД Московской области о взыскании каждому 27.550 рублей и процентов за каждый день просрочки выплаты о том, что все 90 суток нахождения в Чечне они выполняли боевые задачи и участвовали в боевых действиях, в том числе и в то время, когда согласно боевым распоряжениям участвовали в проведении оперативно-розыскной деятельности, несли боевое дежурство на КПП, поскольку в эти дни они выполняли те же функции, как и в те, за которые командованием им были выплачены "боевые" (5-Г02-94).
А по делу в отношении сотрудника УВД Саратовской области Бутина Судебная коллегия по гражданским делам Российской Федерации, признавая обоснованным решение Саратовского областного суда о взыскании с УВД Саратовской области в пользу истца недоплаченных 32595 рублей выплат за участие в боевых действиях, указала что руководство УВД области и не могло связывать оплату с выполнением боевых задач, поскольку не может представить критерии отнесения действий сотрудников МВД к боевым задачам.
В представленных суду приказах командования Объединенной группировкой войск (сил) не содержится сведений об отнесении конкретных дней нахождения истцов в командировке к участию в боевых действиях, определено лишь количество, что свидетельствует о невозможности определения правомерности отнесения такого количества дней нахождения в командировке к участию в эти дни в боевых действиях. По неопровергнутым утверждениям истца, все дни нахождения, выполняемые им задачи, подпадали под понятие "участие в боевых действиях" (32-Г01-10).
Необходимо отметить, что практика военных судов по делам о выплате "боевых" является более сдержанной, чем у других судов общей юрисдикции.
В частности, если военные суды, как это видно из приведенных примеров, удовлетворяли требования заявителей о выплате "боевых" в соответствии с нормами указанных выше секретных постановлений только за бесспорно установленное время фактического участия в боевых действиях, то другие суды общей юрисдикции порой вовсе отказывались руководствоваться их нормами в связи с тем, что эти постановления были засекречены в нарушение Закона Российской Федерации "О государственной тайне".
Так, например, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала законным и обоснованным решение Белгородского областного суда от 28 декабря 2001 года об удовлетворении исков Герасимова и других (всего 41 человек) к УВД Белгородской области о взыскании "боевых" за все время служебной командировки в Чеченскую Республику, а не только за время участия в боевых действиях, как им было выплачено.
Как указали истцы, руководством УВД Белгородской области при направлении в командировку в Чеченскую республику им было устно сообщено об оплате за каждый день по 850 рублей рядовому и 950 рублей начальствующему составу за время пребывания в Чеченской Республике, независимо от характера выполняемых задач.
Только по прибытию на место командировки им стало известно о том, что оплата в названных размерах будет производиться лишь за фактическое участие в боевых действиях, а отказ в выплате денежных сумм за все время пребывания в командировке был мотивирован положениями секретных нормативных актов Правительства Российской Федерации.
Областной суд иски удовлетворил, исходя из того, что в соответствии со ст.1 Конвенции относительно защиты заработной платы, ст.ст. 15, 37 Конституции Российской Федерации, ст. 7 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" требованиями истцов является оплата за труд, соглашение о размере которой имело место в устной форме, и условия выплаты которой не могут регулироваться секретными документами. Размер оплаты труда и условий командировки признается согласно доводам истцов в этой части, так как иного со стороны ответчика не представлено. Обязанность по выплате денежных средств лежит на УВД Белгородской области, так как именно с ним истцы состоят в трудовых отношениях и направлялись в командировку по приказу УВД (57-Г02-4).
Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации было признано обоснованным аналогичное решение Белгородского областного суда от 9 сентября 2002 года по искам Сокорева и Чипигина (57-Г02-17) и решение Саратовского областного суда от 8 октября 2001 года по искам Ванина и др. (всего 6 человек) (32-Г01-8).
Вместе с тем, представляется, что такая практика к военнослужащим неприменима, поскольку военная служба основана на публичных правоотношениях и производимые военнослужащим выплаты являются не предметом соглашений с командованием, а императивно установлены в законах и иных нормативных актах. Кроме того, трудовое право отношения военной службы не регулирует, за исключением случаев, прямо установленных в законе.
Таким образом, изучение судебной практики показало, что военными судами законодательство о льготах и компенсациях военнослужащим, участвовавшим в боевых действиях, контртеррористических операциях, выполнявших задачи в условиях чрезвычайного положения и в зонах вооруженных конфликтов, применяется в подавляющем большинстве случаев правильно, несмотря на запутанность и противоречивость нормативно-правовых актов по этому вопросу и большую судебную нагрузку, вызванную массовыми обращениями в суды воевавших военнослужащих за защитой своих прав.
Тяжелая ситуация с обеспечением прав этой категории военнослужащих сложилась, главным образом, в связи с тем, что командование в своих приказах о выплате "боевых" не отражало действительные сроки фактического участия военнослужащих боевых действиях, а произвольно, по собственному усмотрению определяло эти периоды в пределах, значительно меньших реальной продолжительности боевых действий, в которых участвовали заявители.
Злоупотреблениям в этом вопросе сильно способствовало отсутствие в законодательстве, регулирующем производство указанных выплат, ясного нормативного определения, какие именно действия военнослужащего следует признавать фактическим участием в боевых действиях.
Что касается предоставления других льгот и компенсаций военнослужащим, выполнявшим задачи в условиях вооруженных конфликтов, основной причиной возникновения споров явилось стремление должностных лиц и органов их предоставляющих, сузить установленную законом сферу применения данных льгот и компенсаций путем установления противоречащих закону дополнительных условий их применения. Хотя в Законе Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах" в качестве основания для предоставления льгот указано только выполнение задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах, уже в постановлении Правительства № 280 от 31 марта 1994 года появляется дополнительное ограничение для выполнения задач в условиях чрезвычайного положения - только задачи по нормализации обстановки, восстановлению законности и правопорядка. На практике же это ограничение необоснованно применялось и к военнослужащим, выполнявшим задачи в зонах вооруженных конфликтов.
Несвоевременное, спустя более двух лет с момента внесения соответствующих изменений в Закон Российской Федерации "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территориях государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах", издание постановления Правительства Российской Федерации № 160 от 25 февраля 2000 года "О предоставлении путевок в лечебно-оздоровительные учреждения военнослужащим, сотрудникам уголовно-исполнительной системы, выполняющим (выполнявшим) задачи по обеспечению правопорядка и общественной безопасности на территории Северо-Кавказского региона, и членам их семей", конкретизировавшего порядок предоставления этой льготы, зачастую использовалось в качестве повода для отказа в производстве выплат за период до принятия этого постановления.
Своевременной и правильной выплате полевых (суточных) денег препятствовало то обстоятельство, что в период с мая 2000 года по 1 января 2002 года формально действовали несколько постановлений Правительства Российской Федерации, по-разному регулирующие их размер.
Вместе с тем, поскольку большинство из названных нормативных актов в настоящее время по различным причинам не действуют (в связи с их отменой, либо с ликвидацией на территории Чеченской Республики зоны вооруженного конфликта и т.п.), вносить в них для выхода из существующей кризисной ситуации какие-либо изменения, как это предлагает Министерство обороны Российской Федерации, нет оснований.
Те дела, которые в настоящее время находятся в производстве судов, будут рассматриваться в соответствии с законодательством, существовавшим на момент возникновения соответствующих правоотношений.
В целях же избежания подобных проблем в дальнейшем представляются целесообразными издание открытого постановления Правительства Российской Федерации, в котором в предельно простой и ясной форме должны быть изложены условия, размеры и порядок выплат военнослужащим, проходящим службу в Чеченской Республике. При этом все выплаты должны быть едиными для всех ведомств.




Отдел обобщения судебной практики Военной
коллегии Верховного Суда Российской Федерации





< Пред.   След. >